deadinside
J don`t exist anymore in their hearts. Fin.
Молча сесть на подоконник и смотреть вниз.
Там,где так яростно кто-то чего-то добивается,
Там, где начинаются и заканчиваются человеческие драммы.



Я слежу за каждым их движением, молча рисую мысле-образы, предположительно, аккуратно, словно создавая новый мирок.



Жил был несчастный Пьеро.
Пардон, господа. Изначально он ребячился на сцене, натирал глаза луком и, не в силах вынести взгляды толпы, все таки ронял соленую влагу на земь.
А затем, набивая свой рот золотом, тайком тащил его в свое убежище и, не говоря ни слова, разглядывал в лучах заходящего солнца. Чуть медноватые, жарко-красные кругляшки податливо ложились на мозолистую ладонь. Единственное, что осталось в нем прежним - это пальцы пианиста и умение находить меланхолию даже в радости. Он знал, что через день-другой монеты полетят в близлежащую реку, на самое дно, где может быть пара-тройка мальчишек забавляются,соревнуясь в нырянии и вытащить на свет божий золото. И конечно же подерутся. Папы и мамы начнут утирать сопли хныкающим чадам, успокаивая, расчмокивая пылающие щеки, постоянно сюсюкаясь.
А щеки Пьеро навсегда остались бледными, словно снег решил отметить их своим раскрасом. А губы Пьеро навсегда останутся припухшими от слез и чужих, не родных поцелуев.
И Пьеро научился плакать. Надрывно-сволочно выть, издеваясь над барабанными перепонками зрителей.
И научился носить венецианские карнавальные маски, пряча следы слез под гриммом, а изувеченое шрамами лицо, соответственно под масками.
И научился бояться дневного света и людей. Потому что люди всегда хотели узнать причину слез, а Пьеро умел хранить тайны. Тем более, свои.
И под торжественный взмах палочки дирижера, бедный, несчастный артист падает в обмороки, растирает соленую влагу по лицу, делано-торжественно говорит о доблести, добродетели и чести, картинно поправляет рукава, путаясь в прозрачной, давно нестиранной ткани и все так же воет на Луну.

Бедный, бедный, Пьеро. Ты стал пьеро с маленькой буквы, но мнение окружающих не меняется. Ты - забавен, артистичен, жесток и самовлюбленн.
Что ж пьеро, касайся руками клавиш, любовно целуй пыльную крышку пианино. Тебе больше недоступно вдохновение - нектар богов.